Диалектическое определение числа

Диалектика на примерах в науке и на практике
Ответить
iuriradostev
Администратор
Сообщения: 16
Зарегистрирован: 08 апр 2021, 04:51

Диалектическое определение числа

Сообщение iuriradostev »

Число как факт действительности
На протяжении всей истории не было дано логически непротиворечивого определения числа. Что такое число – никто сказать не может, и всё, что сказано до сих пор укладывается в одну фразу – число, это основное понятие математики. Но отсутствие определения числа говорит об отсутствии логики в определении числа, а так как число – это самое первое и основное понятие везде, не только в математике, но и вообще в жизни, в практической деятельности, поэтому можно сказать, что логики нет нигде. Вместо логики есть известный всем метод тыка.
И тут надо сделать различие между определением и аксиомой. Аксиома – это бездоказательное утверждение, принятое за истину. Логически, по своей бездоказательности, является совершенно не научным, но, поскольку ничего другого нет, то приходится пользоваться этим.
В свое время меня заинтересовала эта проблема и я как бы в фоновом режиме занимался определением числа, которое, постепенно вылилось в целое исследование и формулировку неаксиоматического основания математики. Но так как все делалось на электронных носителях, то в результате различных сбоев и путаницы в носителях, это исследование оказалось утрачено. Больше года работы вылетело в трубу. Жалко. Поэтому я приступил к повторной формулировке, тема-то очень интересная. Представляете – впервые за тысячи лет истории было сформулировано определение числа, и которое, было утрачено. Поэтому зрители и слушатели этого курса будут воочию видеть, как рождается, можно сказать – новая диалектическая наука. Ведь существующая формальная логика и формальный подход не смогут дать определение числа, но есть ещё неизвестная диалектическая логика, которая может дать объяснение всему, что существует, причем, логически неопровержимое.
Итак, что такое число? Поскольку числа как действительного явления, которое можно пощупать, увидеть, и вообще как-то обонять, в природе не существует, то сказать мы о нём ничего не можем. Ну есть число, а что такое – неизвестно. Практическое применение нам знакомо, но это и всё, мы же не знаем, как устроен электрон, несмотря на то, что пользуемся электричеством. На этом формальная логика завершает свои изыскания и попытки докопаться до сути неизвестного явления.
Но в диалектическом методе не так, в нем исследуемое явление берется как факт действительности. Нет факта – нет предмета исследования, есть факт – есть предмет. То, что число не существует как действительный предмет, как ощутимое нашими органами чувств, явление, говорит о том, что число – это чисто умственное представление, абстрактный объект, который существует только в нашем рассуждении, в нашем мышлении. То есть, будучи абстрактным, и существующим только в рассудке, число, тем не менее, является действительным явлением. Здравый смысл, рассудок, мысль, и многие другие абстрактные явления бытия мы тоже не можем воочию увидеть или пощупать, их тоже не существует как ощутимых явлений А свойство нашего мышления состоит в том, что мы мыслим не основе наших ощущений, на них базируется всё наше мышление. И значит, число также имеет основу в наших ощущениях, мы как-то ощущаем его несмотря на то, что не видим. Возникает, скажем так – диалектическое противоречие, мы одновременно ощущаем число, и не ощущаем, оно есть в нашем мышлении, но мы не знаем откуда оно взялось? То есть, вместо вопроса что такое число появился вопрос – откуда оно взялось? Мы даже не можем вспомнить – когда и при каких обстоятельствах это понятие пришло нам на ум, и как мы его поняли.

Ощущение числа
Внимательный читатель может заметить, что я здесь употребил термин и понятие «ощущение» в отношении числа, абстрактного явления, неощутимого нашими органами чувств. Ощутимое, и вместе с тем – неощутимое. Опять противоречие, которое разрешается более вдумчивым рассмотрением. То, что мы ощущаем существование числа, не подлежит сомнению. Но ощущаем мы его не внешними органами чувств, а каким-то внутренним чувством, своим рассудком, своими мыслями. Например, чувство равновесия и положения в пространстве, боль в пояснице или в печени, мы ощущаем внутренним чувством, которое мы можем определить только своим мозгом, рассудком. Стало быть, наш мозг (скорее – наш рассудок, сознание, мышление, тут надо ещё поработать над определением) тоже является органом чувств. И этот орган чувств ощущает и чувствует число, но не может сказать нам откуда оно взялось и что такое число, поэтому нам надо более пристально рассмотреть это момент в нашей далекой истории.


Процесс становления
С самого рождения человек ещё даже не может думать, так как у в его мышлении нет тех понятий явлений окружающей его действительности, которыми он, собственно, и мыслит, поэтому человек с самого начала жизни живет ощущениями своих органов чувств. Соответственно, каждый орган чувств поставляет свои ощущения, которые отличаются от ощущений других органов чувств. Ощущения пальцев рук мы не спутаем с ощущениями вкуса или запаха. Здесь реальность, становится для нас маленьких, миром ощущений различных чего-то, ощущений нечто, реальность предстает здесь для нас как ощущения чего-то. ощущения нечто.

Различие
Но различие ощущений не говорит нам ничего о числе, поэтому рассматриваем дальше наши ощущения и соответствующие им мысли. Зрительные ощущения не сравнить с ощущениями вкуса или запаха, однако, мы их различаем, хотя, различие свойств делает невозможным сравнение. Мы знаем, что нельзя сравнивать холодное с мягким, на обыденном уровне, в обычной жизнедеятельности, мягкое нам ничего не скажет о холодном, и наоборот. Опять противоречие, которое подвигает нас отринуть это противоречие, и сосредоточиться на том свойстве, в котором они различаются. Ведь если мы не можем определить различие в мягкости холодного, и в голоде мягкого, то мы не сможет различить их, мы не сможет отличить холодный лед от мягкого меха или мягкой подушки. Однако, мы различаем, и это различение говорит о том, что холодный лет и мягкая подушка обладают каким-то одинаковым свойством, но с различной определенностью этого свойства, с помощью которой, различной определенности, мы и различаем холодный лед от мягкой подушки.

Форма
То есть. Это свойство объединяют их в какой-то одной их ипостаси, в котором мы только и можем видеть их различие. И вместе с тем, мы не можем сравнить мягкость холодного, или холод мягкого, они несравнимы. Казалось бы, неразрешимое противоречие. Гордиев узел. Но не будем отчаиваться, снова идем туда, где произошел затык. Итак. У нас ощущения различных органов чувств, они несравнимы, поскольку нельзя сравнить зрительный образ колбасы со вкусом, например, банана. Но это различие передают нам внешние органы чувств, и потому это различие во внешней определенности. И эту внешнюю определенность предметов, явлений, и всего сущего, которую мы ощущаем непосредственно, глазами, руками, и другими органами, мы знаем под общим и абстрактным обозначением и термином форма. Мы не можем определить свойства мягкого свойствами холодного, и наоборот, мы можем определить их только каким-то одним, и общим, свойством, и этим общим свойством является свойство формы. Форма есть у всех явлений она просто не одинакова для всех в своем конкретном проявлении, а в абстрактном, в наличии абстрактной формы, все явления одинаковы, они имеют свою форму. Форма здесь отделятся от предмета, от явления, и существует уже сама по себе, вне связи с предметом и явлением, ведь форма абстрактна, отвлечена от конкретного явления, утрачивает связь с ним, и потому может быть повешена на любой другой предмет.
***
И вот здесь, отвлечемся немного, открывается целый кладезь, нет, даже – целый океан лукавого мудрствования и демагогии для свободного плавания наших философов, политолухов, психолухов, и прочих конспиролухов. Мы же ничего не сможем сказать о, например, растении, исходя и в отношении к угловатой форме куба. Подсолнух несравним с параллелепипедом. Метода наших академиков словоблудия прост – берется в рассмотрение только форма, без её содержания, без сущности формы, и навешивается на неё тот смысл, какой нужен демагогу-философу. Что такое философия, например, и пошла-поехала шиза по кочкам. Ведь сущность определяется в отношении к другим явлениям, например, сущность той же философии может быть видна и определена только в отношении действительности, как только мы различаем противоречие философских измышлений с действительностью, всё ясно – перед нами демагог, фуфлогон, шарлатан, и т.п. точно также как у наших светлоликих и самых человечных человеков с антироссийским психозом, спросить их – «есть ли фашизм на Украине?» Они несмотря на факты будут врать что нет, потому что отсюда следует логически необходимый вывод об уничтожении фашизма в его логове.
Попов.jpg
Оцените:

Отрицанием единства является простота, то есть не сложность, не сложное сложного (тут докладчик что-то зажевал, словно язык заплетается, так что записал как понял) а простота. А беспокойным единство, без содизай беспокойства(опять жвачка) является спокойная… спокойная простота. Это ж… а она есть? Есть, здраству(жвачка) результат этого процесса. Вот эта спокойная простота называется наличным бытием, во-первых это бытие, во-вторых налицо бытие, никакого становления налицо нет. Но мы же знаем историю этого наличного бытия, оно же получилось вот в результате это движения, то есть, оно в себе имеет становление. 12:30
Где тут логика, каков предмет изложения; где, в чём и с чем взаимосвязь? Белиберда, отборный бред…
У другого светила, Г. Щедровицкого:
Щедровицкий.jpg
Мышление есть субстанциальный процесс…
Непонятно зачем он ввел понятие «субстанциальный процесс», и что это означает – процесс перебора мыслей, вариантов определений, шурупов в механизме мышления, так и останется неизвестным, но так умно сказано, я бы сказал даже - заумно…
***

Действие силы
Итак, действительность у нас предстает здесь как ощущение формы. Форму имеет всякое явление действительности, и в этом, в ощущении формы, они становятся неразличимыми для нас, одинаковыми. Но кроме формы, как внешней определенности, у нас ещё есть ощущение общего для всех явлений свойства, в котором они различаются. И это свойство находится за формой, внутри формы. Действительность здесь опять становится неопределенным ощущением формы нечто, одновременно одинаковым и различным для всех явлений действительности.
Наши ощущения мы воспринимаем как некое воздействие на нас. На наши органы чувств, через которые мы воспринимаем это воздействие нашим рассудком. И это воздействие присуще каждой форме, каждому органу чувств, и это воздействие на нас форм через ощущения, мы можем определить давно известным нам понятием и термином – действие. И теперь окружающая действительность стал для нас ощущением формы действия.
Но тут опять встает вопрос – формы действия чего? Не ощущений же, они итак имеют форму и четко определяемое различие. Но в этом ощущении действия нечто, мы тоже можем определить различие. И это различие в ощущении чего-то конкретного, вкуса или давления, запаха или света, мы четко различаем то, что ощущения могут быть слабыми и острыми, глубокими и неглубокими, или, если выразиться более подходящим термином – ощущения имеют определенность известной нам силы. Таким образом, действительность и все её явления предстают здесь как ощущение формы действия силы.
Вроде бы докопались до самой сути, однако, что такое число до сих пор непонятно, не определилось. Будем копать дальше.

Число одного действия силы
Как мы знаем из действительности, она представляет собой неизмеримое скопление всяких явлений, и стало быть, в наших ощущениях предстает как ощущение различных форм действия силы. И это различие форм говорит нам о том, что каждое явление действительности, каждая форма действия силы, отграничена, отделена, от других явлений. У каждого явления действительности есть свои границы, которые делают каждое явление действительности отграниченным от других. И в этом своем свойстве отграничения конкретной формы действия силы, все явления действительности предстают во всеобщем одинаковом для всех абстрактном свойстве отграничения от всего сущего.
Но и это определение ещё не является определением числа. Этих конкретных форм как явлений действительности великое, возьмем наиболее подходящее по смыслу понятие и термин из обычного языка и понятийного арсенала, и это понятие мы знаем как великое множество конкретных форм. Это множество вокруг нас, везде и всегда, люди, деревья, животные, планеты, звезды, у этого множества форм нет начала и конца, поэтому оно начинается от нас, мы находимся, каждый из нас, в начале этого множества. И потому это множество форма выстраивается в некий ряд, последовательность, в известную для нас форму численности отграниченных форм, и стало быть, каждая форма в этой численности приобретает форму числа одного действия силы. Отсюда следует полное определение числа, которое является всеобщей абстрактной формой числа одного действия силы всякого явления бытия.
***
Таким образом, число представляет собой не только всеобщую форму всего сущего, от числа одного Вселенной до числа одного элементарной частицы, но и по своей форме абстрактного понятия, первым научным понятием, которое мы интуитивно постигаем в глубоком детстве сами того не осознавая. И двигаясь дальше, развивая наше понимание действительности, мы от этого понятия числа, дойдем до логически неопровержимого факта внутреннего устройства как нашей Земли, так и всех звезд, как формы шарового разряда противоположностей формы электромагнитного действия силы.
Ответить